doktorredko

Categories:

о короновирусной власти в россии

Здравствуйте!

У стран, как у людей, есть разные судьбы.

Каждому государству так же, как людям посылаются испытания, страдания и победы.

В этом смысле Россия отличается своим уникальным путем и своей особой ролью в мировом сообществе. Никому в истории не доводилось испытывать столько лишений, и никто не переживал столько блестящих побед.

А вслед за страной все ее составляющие сферы, отрасли, коллективы и отдельные люди в полной мере переносят все лишения и пользуются всей полнотой славы Побед.

И страдают страны так же, как и люди, находясь во власти того или иного заболевания. Особенно им тяжело приходится, если это заболевание инфекционное или паразитарное...

Поэтому сегодня, весной 2020 года, мне поневоле пришлось вспомнить основные вехи истории развития нашей отечественной медицины, ведь я более пятидесяти лет тесно связан именно с этой сферой.

И поскольку именно сегодня для нее наступили тяжелые дни и очередные трудные испытания, связанные с очередной сезонной вирусной атакой на политическое здоровье страны и на комплексное популяционное здоровье её граждан.

А из определения здоровья мы помним, что это комплекс физического, психического и социального благополучия человека при соблюдении условий его полноценной самоорганизации и духовной деятельности.

Не самоизоляции, а наоборот - самоорганизации...

Когда первый народный комиссар здравоохранения молодой России Николай Александрович Семашко 100 лет назад закладывал основы нашей советской медицины, мы не имели сложного оборудования, глубокого понимания тех или иных патологических процессов в организме человека и государства. Хирургия, эпидемиология, психиатрия и другие медицинские дисциплины стояли практически у своих истоков, а неопытная власть искала новые и рациональные методы и способы борьбы с различными болезнями, практически не имея для этого никаких ресурсов. И тем не менее наши ученые, самоотверженные и милосердные врачи смогли остановить десятки страшных эпидемий, которые выкашивали наше население.

Мы справились с чумой, холерой, оспой и дифтерией. Построили десятки научно-исследовательских институтов, развили отечественную фармацевтическую промышленность.

Мы были первыми.

Мы были лучшими.

В конце ХХ века в РСФСР уже было более 11 тысяч больничных стационаров. Полноценным санаторно-курортным лечением был обеспечен каждый гражданин Советского Союза.

Советские медики выиграли вторую мировую войну.

Я ответственно заявляю об этом в канун 75-летия Великой Победы. Почему-то это не очень распространённая информация. Но в учебниках истории медицины описан достоверный факт того, что наши врачи возвращали на фронт 70% раненых, тогда как немецкие - только 20. Именно обстрелянные и опытные наши бойцы с легкостью побеждали безбородых гитлерюгендов, которых истощившаяся за пять лет фашистская Германия отправляла на фронт вместо своих инвалидизированных опытных бойцов.

И вот 30 лет назад произошла смена формаций. Вместо бескорыстной высокопрофессиональной и гуманной медицины в нашей стране стали насаждать комерциолизированную, бездушную, пронизанную деятельностью частных посредников нелепую медико-экономическую технологию под названием «Обязательное медицинское страхование».

И понеслось.

Как на дрожжах стали появляться частные компании, в своей идеологии заинтересованные в наличии у больных длительно текущих хронических заболеваний, как в источнике коммерческой выгоды.

Целый ряд реформ, проводимых некомпетентными в медицинских вопросах министрами-экономистами, на корню уничтожили первичное звено медицинской помощи: было закрыто более 4 тысяч центральных районных больниц, 8,5 тысяч фельдшерско-акушерских пунктов, тысяча станций скорой помощи, 2,6 тыс. поликлиник. Средний доезд на роды по стране составил 180 километров. Почти половина всех средств здравоохранения, сэкономленных на обнуленной периферийной медицине направили на создание высокотехнологичных центров, в которые стали поступать запущенные больные, не получившие адекватного лечения на начальных стадиях своего заболевания.

Полностью сошла на нет профилактическая направленность в нашей медицине.

Все аптеки стали частными, а торговать им пришлось исключительно импортными дорогостоящими лекарствами, потому что свою развитую фармпромышленность выпестованную десятилетиями мы за бесценок продали своему очень вероятному противнику. Производство отечественной медицинской техники превратилось в отверточное производство по примеру автопрома, станко-, тракторо- или самолетостроения.

Не смотря на то, что финансирование здравоохранения многократно увеличилось за последние годы, эффективность использования средств для собственно лечения больных катастрофически упала. В результате мы имеем фантастическую, но импортную технику, умные дорогостоящие, но зарубежные лекарства, виртуозных специалистов в отдельных направлениях медицины, но при стремительном росте заболеваемости по основным нозологиям, рост летальности при излечимых заболеваниях и неудовлетворенность медицинской помощью населения, превышающую 90%.

И вот в этот неприглядный период «развития» нашего отечественного здравоохранения грянул злополучный коронавирус.

Смятение.

Растерянность.

Паника.

Немногие уцелевшие в рукотворном и преднамеренном развале нашего здравоохранения специалисты-вирусологи, инфекционисты и эпидемиологи поголовно стали высказывать свои недоумения по поводу нелепых и непродуманных «противоэпидемических» мероприятий и необоснованного ража чиновников-управленцев по нагнетанию истерии и панических настроений населения при в общем-то обычном уровне заболеваемости и смертности от известного с конца 60-годов коронавируса, представленного падкими на сенсацию проправительственными СМИ, как чуму XXI века. Федеральная власть, напугавшись, самоизолировалась, отпустив страну и ход событий на самотёк. Начались перегибы на местах. Например, в Санкт-Петербурге впервые за всю историю его медицины перепрофелирование ряда многопрофильных стационаров под инфекционные больницы было проведено не только что назначенным председателем комздрава, а почему-то главным санитарным врачом города. В дополнение ко всему председатель уступил свое место заместителю, уйдя на больничный по причине острого респираторного заболевания.

Но разобраться в нюансах того или иного диагноза в городе с 34-мя федеральными медицинскими институтами оказалось непросто.

Да и главного инфекциониста города профессора Алексея Авенировича Яковлева, как назло, перед самой эпидемической вспышкой срочно за что-то уволили и сослали... в Москву, на более высокую зарплату.

То, что в нашем городе часто заболевают врачи и даже председатель Комитета по здравоохранению не смог себя адекватно защитить, вызывает большое сожаление и тревогу: средств индивидуальной защиты не хватает не только в перепрофилированных стационарах, но и в общей лечебной сети при осуществлении первичного приема больных.

Даже в приемных покоях родильных домов нет соответствующей настороженности, при поступлении не делаются анализы крови, не всегда измеряется температура, в результате чего отсутствует маршрутизация рожениц и острые респираторные заболевания выявляются уже непосредственно в палате.

А это чревато.

Так, пришлось закрыть 16 роддом Фрунзенского района.

Можете представить себе ужас и негодование молодых отцов, которые не только потеряли возможность забрать своих жён и новорожденных в течении 2 недель, но и в условиях массового помешательства, всемерно подогретого малокомпетентной властью, потеряли надежду их вообще увидеть.

Возникает стойкое ощущение, что коронавирус поразил не только председателя комздрава Санкт-Петербурга, но и все высшее руководство страны и городов.

В результате брошенные люди стараются сами пережить обострение своих хронических болезней в режиме самоизоляции, поскольку практически в каждом стационаре можно получить еще и так разрекламированную вирусную инфекцию.

Поэтому, при повышенной легочно-респираторной заболеваемости в настоящее время половина стационаров стоят полупустыми, поскольку запрещены плановые госпитализации, и люди в этой тревожной ситуации ждут осложнений течения своих ишемических и язвенных болезней, обострение холециститов, панкреатитов и ущемления грыж и других не менее серьезных страданий.

Представьте только переживания онкологических больных, которым почему-то откладывают плановую операцию, делая их заболевание более запущенным.

И этот счёт идёт на десятки тысяч.

Не могу избавиться от ощущения, что властные бонзы, осознав к какой трагедии привела их некомпетентность и необоснованная самоуверенность, запаниковали и стали в спешке делать ещё больше ошибок и сами увеличивать размер бедствия.

При наличии в городах пустых выставочных комплексов, гостиниц и спортивных арен городские власти приняли самое нелепое решение - осознав, что все-таки они напрасно оптимизировали значительную часть коек городских стационаров, они сделали самое худшее, что можно было придумать в это ситуации - закрыли больницы для всех других заболеваний! Как будто бы от этих страданий летальность ниже, чем от вирусной инфекции!

При этом неприспособленные для подобной работы многопрофильные стационары мгновенно превратились в рассадник инфекции, а их сотрудники главной мишенью вируса, захватившего властные полномочия нашего города.

По откликам из регионов и столицы - это произошло и в целом по всей нашей стране.

То есть вирус и осуществил тот самый импичмент, о котором так много говорят в последнее время.

Весь перечень противоэпидемических мероприятий COVID-19 вызывает впечатление сумбурного и непрофессионального набора нелепых решений и порой преступных действий властей не только в нашем регионе.

Так решение мэра Москвы о поочередном заполнении стационаров больными с острыми легочными заболеваниями привело к девятичасовым очередям автомобилей, порой с крайне тяжелыми больными. Росчерком одного пера сотни людей были оставлены без еды и возможности сходить в туалет или получить полноценные реанимационные мероприятия.

Бездарность руководства наших властных структур проявилась буквально во всем.

Даже средств индивидуальной защиты купить стало невозможно, при том, что все склады городов завалены ими с десятикратной наценкой. Отсутствие разрешительной документации и неумение горе-руководителями оперативно решать острые проблемы проявилось в том, что аптеки закупать у поставщиков маски и костюмы не смогли, а продавать их в магазинах, как гигиенические средства никому не пришло в голову.

Вредительство?

Системное сокращение противоэпидемической службы, уменьшение инфекционных коек в городах России привело к тому, что возникновение эпидемических вспышек в различных регионах в нашей стране в конце прошлого года не были приняты во внимание и не прошли должную оценку министерства здравоохранения.

В частности, те регионы страны, где сегодня низкая заболеваемость, прошли пик эпидемии по коронавирусу в декабре 2019 года. Вызывает удивление, что только в последние дни такой естественный метод, как переливание плазмы переболевших пациентов, пришел кому-то в голову.

Если бы наши эпидслужбы, как во времена советской власти, занимались сравнительным анализом заболеваемости на различных территориях страны, мы бы уже давно имели целые регионы доноров лечебной плазмы, и пик заболеваемости в России был бы пройден.

В заключение хочется отметить, что вся история борьбы с коронавирусом COVID-19 выглядит более, чем странно, но не по причине самого вируса.

В магазинах и на общественном транспорте противоэпидемические мероприятия не проводятся совершенно, а в храмы, школы и предприятия людей не пускают.

Коронавирусные пневмонии выявляются, в первую очередь, на компьютерной томографии, но из-за боязни уйти на карантин, практически все лечебные организации и учреждения, располагающие такой техникой, категорически отказывают больным именно в осуществлении КТ легких .

Пройти тест на коронавирус сегодня может каждый, но результаты данного обследования получают только единицы. При этом известно каждому, что могут быть как ложноположительные, так и ложноотрицательный результаты. И вообще не ясно - мы пользуемся тестами на COVID-19 или на выявление одного из 48 штаммов короновируса. Что не одно и то же.

Выгуливать собак разрешено, а вывести детей или пожилого человека на свежий воздух категорически запрещается, хоть это для них жизненно необходимо.

В Москве выдано 3,5 млн пропусков, что сводит на нет все усилия по самоизоляции.

В метро создаются длинные очереди и столпотворение во время проверки документов, а на индивидуальном транспорте ездить запрещено, кроме двух раз в неделю.

Вопросы, вопросы.

Но ответы на них дают в конец распоясавшиеся телевизионные шоумены и вездесущие и всезнающие блогеры со взаимоисключающими позициями, а не официальный штаб учёных-профессионалов.

Которые ещё есть.

Но их уже до обидного мало и на них орут, брызгая инфицированной слюной, распоясавшиеся и офонаревшие от своей безнаказанности телевизионные клоуны.

А страна вместе со своим народом недоумевает - неужели нами управляет один коронавирус?

А мы окончательно сдались и одели трехслойные маски, работающие только на выход?

Будьте здоровы!

А. Редько

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded