June 11th, 2016

Запах смерти

Здравствуйте!
Появилась заметка, которую я ждал лет 30. http://www.vladtime.ru/nauka/492908
Дело в том, что моя матушка, слава Богу здравствующая и поныне, передала мне по наследству не совсем обычное обоняние. Нет, я не насмотрелся бредовой телевыдумки "Нюхач", где в очередном мыльном сериале ходит весьма странный субъект с дурацкой ваткой в носу и по-собачьи всех обнюхиаает. Любая способность человека может быть развита тренировками и специальными практиками - это мое заявление я неоднократно подтверждал и на собственном скромном опыте, и на опыте других людей, который мы довольно часто считаем чем-то уникальным или недостижимым.
Как-нибудь я расскажу про моего хорошего знакомого Владимира Ивановича Зубова, вечная ему память, который полностью потерял зрение во время Великой Отечественной, но потом получил высшее образование, стал академиком, обсчитал весь Космос, наплодил кучу талантливых детей, создал уникальный институт Вычислительной математики (где я 14 лет на кафедре Моделирования медико-биологических процессов занимался созданием первых АСУ в здравоохранении) и поражал окружающих тем, что ИНВАЛИДОМ НЕ БЫЛ ВОВСЕ. Он бегал по утрам в районе Советских улиц, (тогда еще было мало транспорта); доставал книги из шкафов в своей 12-комнатной квартире не на ощупь, а как зрячий; разливал белое сухое вино - это было неизменным атрибутом его домашних научных дискуссий- не пролив ни капли на скатерть и не касаясь горлышком бутылки краев граненых стаканов...
Используя совсем не уникальный, но мало распространенный опыт академика Зубова, мне удалось в последующем самому полностью избавиться от очков, забыв и о своих близорукости, астигматизме и дальнозоркости, а также принять участие в разработке программ обучения слепых и слабовидящих так называемому "прямому видению", когда слепые начинают читать ОБЫЧНЫЕ книги, обходиться без палочки и поводыря и полностью социализироваться.
Но вернемся к теме обоняния, поскольку долгожданная статья всколыхнула во мне старые воспоминания...
В начале этого рассказа я написал, что моя мать обладает повышенным обонянием, за которое мой покойный отец в шутку называл ее ведьмой. Видимо он, не желая ее обидеть, пользовался этим словом в первоначальном его значении, означающем "ВЕДающая МАть".
По запахам она спокойно прочитывала весь рабочий день своего супруга (и не только рабочий); досаливала суп не пробуя, а нюхая; делала нам с братом замечания, войдя в комнату, хотя пролитое молоко или компот были уже вытерты, а тряпка тщательно выполоскана...
Способность ВИДЕТЬ НОСОМ, переданная мне моей матушкой, порой мне досаждала, а иногда и помогала и в жизни, и на работе. Я ее не развивал, поскольку не планировал работу на парфюмерной фабрике, но соклассниц удивлял, определяя кто из них надушился духами "Может быть", а кто "Быть может" - разница была только в производителе. Большого перечня духов тогда в Советском Союзе не было и я его знал весь.
Сегодня моя старшая дочь, коллекционирующая духи и, добывающая со всего света старые "недопитые" бутылочки с потертыми этикетками, знает мировой каталог, но это другая история...
Мне не составляло труда поставить диагноз кариеса или парадонтоза у собеседника; я знал у кого эпидермия, а у кого онихомикоз, даже если больной был в туго зашнурованных ботинках; по запаху от одежды я безошибочно определял кто курит дома, а кто выходит на балкон; какой день менструального цикла у проходящей мимо женщины и много всяких мелочей не описанных ни в каком "Парфюмере".
Но моя особенность, которую я чаще скрывал и стыдился ее как-будто я за кем-то тайком подглядывал , в моей хирургической деятельности проявлялась двояко.
С одной стороны мне мучительно было оперировать гнойных больных, кишечную непроходимость, а особенно анаэробные гангрены. ФАНТОМЫ этих запахов преследовали меня потом неделями, отбивая настроение и аппетит. Сейчас я даже удивляюсь, как мне НИ РАЗУ не пришла в голову мысль схитрить и подмениться на подобной операции. Видимо, я тогда думал что все также как и я страдают и это было бы не очень честно по отношению к коллегам...
С другой стороны, мое обоняние помогало мне практически безошибочно ставить диагнозы. Запах больного с аппендицитом резко отличается от запаха холецистита. И перитонит у них пахнет по особому. Язвенники обладают особенным кисловатым запахом, а диабетики дейстительно пахнут сахаром...
Но главное, это то, что описанный в цитируемой статье ЗАПАХ СМЕРТИ, возникает ЗА СУТКИ (а иногда и раньше) до ее наступления. Этого бельгийские ученые пока еще не установили. Установят.
Бывают, конечно, исключеия и смерть наступает ВНЕЗАПНО. Но чаще ее наступление можно ПОЧУВСТВОВАТЬ.
Вспомним песню:
"...Среди битвы роковой.
ЧУЮ, смерть моя подходит
Черный ворон, весь я твой."
Смерть не СЛЫШАЛИ и не ВИДЕЛИ. Ее ЧУЯЛИ.

Я часто задавался вопросом, почему проработав четверть века в неотложной хирургии в самых тяжелых больницах-труженницах я ни разу не стоял на городских ЛКК? Дело в том, что Лечебно-Контрольные Комиссии назначают по всем спорным случаям, но меня все время как-то удачно проносило.
Наработать 37 лет выслуги (год за полтора) я смог благодаря тому, что всю жизнь дежурил по ночам и главной моей мечтой за весь этот период было выспаться. Соответственно, я просто физически не мог быть самым начитанным и подкованным среди своих коллег, у которых жизнь порой складывалась более щадяще и они имели возможность быть теоретически более грамотными. Тогда все считали, что своеобразный рекорд "беспрокольной" практики объясняется моей особой везучестью. Но спустя многие годы, я пришел к заключению, что меня и моих больных спасала та "чуйка", которую я получил по наследству.
И в истории с Анной Яковлевной (см. мой рассказ "Холецистит"
http://doktorredko.livejournal.com/75939.html
) я рискнул пойти против решения консилиума и всех хирургических светил только потому, что от моей больной не исходил ЗАПАХ СМЕРТИ. Потому-то она и выжила после моей несанкционированной операции.
И еще одна странная особенность моего обаняния. Оно не портится во время насморка. Такое ощущение, что есть не только ПРЯМЫЕ ВИДЕНИЕ И СЛУХ (об этом как-нибудь отдельно), но и ПРЯМОЕ ОБОНЯНИЕ. то есть без использования непосредственно самого органа. Звучит диковато, но ведь до рождения Вильгельма Рентгена рентгеновские лучи в природе существовали. Просто мы о них не знали. И прямое видение или слышание должно чем-то объясняться. Просто мы этих излучений, улавливаемых нашим мозгом, пока не открыли. Но иногда пользуемся.
Будьте здоровы!
А.Редько